ЭЛЕКТРОННАЯ ЗАЯВКА

для участия в Артезианской археологической экспедиции (ААЭ)

Вы не заполнили все необходимые поля заявки.
Пожалуйста, внимательно проверьте правильность заполнения.
Мы сделали для Вас подсказки где произошли ошибки.
Рады, что Вы желаете к нам присоединиться!

Если Вы желаете принять участие в Артезианской Археологической Экспедиции, пожалуйста, заполните все основные разделы и нажмите кнопку «Отправить» внизу страницы.

Данная электронная заявка обеспечивает резервирование за Вами места в ААЭ.

Перед заполнением заявки внимательно прочитайте разделы «Список документов для участников археологической экспедиции», «Примерный список вещей для экспедиции» и «Правила поведения в экспедиции»

Поля, перед которыми стоят "галочки" ( ) – обязательны к заполнению!

Пожалуйста, укажите Вашу фамилию, имя и отчество
Пожалуйста, укажите Вашу дату рождения
Пожалуйста, укажите Ваше место рождения
Пожалуйста, укажите Ваш электронный адрес (e-mail)
Пожалуйста, укажите Ваш город проживания
Пожалуйста, укажите дату планируемого прибытия в ААЭ
Пожалуйста, укажите дату планируемого отъезда из ААЭ
Пожалуйста, укажите какими языками Вы владеете
Пожалуйста, укажите источники
Пожалуйста, укажите контакты на случай критической ситуации

Пожалуйста, подтвердите Ваше согласие с правилами

Отправить

Список документов для участников археологической экспедиции

  • Справка о состоянии здоровья (с печатью для больничных листов), в которой должна быть следующая формулировка: «Ф. И. О. разрешена работа в летний период в составе археологической экспедиции в Крыму»;
  • Заявление о зачислении в состав ААЭ;
  • Ксерокопия документов (загранпаспорта или российского паспорта) 2 экз.;
  • Фотография, подписанная на обороте (Ф. И. О., год рождения);
  • Договор с отправляющей стороной.
  • Денежный взнос за пребывание в ААЭ или квитанцию о его уплате отправляющей стороне.

Примерный список вещей для экспедиции

Документы и пр.:

  • паспорт
  • командировка, приказ и бланки (для руководителей)
  • медицинская справка

Аппаратура и пр.:

  • фотоаппарат
  • фонарик
  • батарейки
  • мобильный телефон

Прочие вещи и оборудование:

  • палатка и деревянные колышки для нее (длиной более 0,40 м)
  • туристический коврик, спальный мешок, вкладыш в спальный мешок или простыня
  • тюль или сетка от насекомых, жидкость от комаров и мошки
  • набор металлической посуды, две столовые ложки*, консервный нож, нож, топорик
  • тапки спорт, кроссовки, вьетнамки
  • куртка (штормовка), дождевик, 3 смены белья, перчатки для работы, шапка и очки от солнца, свитер, спортивный костюм, плавательный костюм
  • сухой паек на три дня + консервы, супы, печенье, сухари, чай, кофе и пр. (для личного пользования).
  • Аптечка и средства личной гигиены.

Правила поведения в экспедиции

Необходимо соблюдать технику безопасности во время пребывания в ААЭ, включая санитарно-гигиенические нормы проживания и работы в полевых условиях.

В случае любого недомогания и плохого самочувствия вы обязаны уведомить медперсонал и руководство ААЭ.

Запрещается:

  • самовольно (без разрешения руководителей ААЭ) покидать территорию лагеря и место работы;
  • нарушать режим дня и работы;
  • приглашать без разрешения в лагерь или на раскоп посторонних лиц;
  • привозить в лагерь взрывоопасные предметы и ядовитые вещества, употреблять наркотики и алкогольные напитки, пищевые продукты с просроченным сроком годности;
  • пить не кипяченую воду, есть не мытые овощи и фрукты, покупать продукты питания у местного населения без разрешения руководства;
  • купаться в море и лазать по скалам и деревьям без разрешения руководителей;
  • бегать и ходить по бровкам, бортам раскопа, кидать и высыпать сторону в людей отработанный грунт камни, инструмент и т. п.
  • курить в пределах раскопа и на территории ААЭ (за исключением особого места для курения);
  • ловить и трогать ядовитых животных и насекомых, приносить в лагерь любых домашних и диких животных;
  • мешать окружающим во время отдыха или работы;
  • выносить без разрешения с раскопа, разборной площадки и камеральных палаток находки и оборудование ААЭ;
  • входить без разрешения в палатки научных сотрудников и администрации ААЭ, а также в продуктовую и хозяйственные палатки, чертежный домик и кухню;
  • находится или покидать без разрешения водителей и ответственных за перевозки машины ААЭ;
  • отдыхать около машин;
  • работать и находится на солнце без головных уборов и защитной одежды;
  • не выполнять распоряжения руководства ААЭ;
  • выбрасывать мусор и пищевые отходы на территории лагеря и за его пределами, за исключением специально отведенных для этого мест;
  • приближаться к щитовым, трансформаторной будке, прикасаться к эл/проводам, самовольно включать эл/приборы и эл/печь.

Доктор об экспедиции

Fiat Artezian, pereat mundus
Пусть рухнет мир, но свершится Артезиан

Когда мои Артезианские братья предложили мне написать «здоровенную, крутую, медицинскую статью про экспедицию», я легко согласился, а потом тяжело задумался. Ну, в самом деле, как писать-то? Загрузить людей тоскливой тягомотиной в духе программы «Здоровье»? Описать случаи оперативных вмешательств в полевых условиях? Мероприятия по профилактике и лечению острой диареи с использованием матерных частушек, последствия дурной беготни с гружёной тачкой по отвалу? Ну, напугаю, а что дальше?

Лучше я сначала объясню тому, кто не в курсе, что такое Артезиан (ААЭ, раскоп, лагерь, помойка, ежи, Чистополье, Мапупа, «экспедиция – это круто!», Крокодил, Начальник, Пионэры, Бригадир, тётя Ира, Волонтёры, «…весь день в могиле провалялась, а теперь на море собралась?!», «Ё…! Ну почему мне опять мыть сортиры?!» и т.д.). Объясню в простых и понятных терминах. Что бы ясно стало: о чем пишу, да и зачем всё это.

Артезиан – это машина времени! Не в том смысле, что тебя рожают обратно, а в том, что время здесь сильно ускоряется (особенно ночью) и превращается в отдельную цельную, пусть очень короткую, но Жизнь. С младенчеством и детством (2-3 дня), половым созреванием (от 1 секунды и дольше, у кого как), зрелостью (2-3 недели), старостью (с мудростью или без) и, наконец, с торжественным прощанием и возможностью реинкарнации при желании. А Жизнь – это пребывание на этом свете в следующих ипостасях наших уникальных, трепетно-любимых организмов: во здравии или в болезни, в радости или скорби, в движении от любви к любви или от беды к беде.

В экспедиции множество жизней: детские и взрослые, они роятся общей кучей, сами себе работают, развлекают, ругают, хвалят, наказывают, награждают, «сами себе кушают» (самоеды мы, шутка), и всегда что-нибудь случается, причём сразу у всех и в один день. Получается, что Артезиан (содержание скобок смотри выше) – это ещё и целый Мир. Так вот и выходит, что один я, Доктор, на весь этот мир и есть. Ура, товарищи!

Теперь, я считаю, читатель вполне подготовлен к изложению фундаментальной медицинской задачи экспедиции – обеспечить свершение полного цикла всех коротких, но бесценных и ярких артезианских жизней в нашем маленьком артезианском мире и незаметное приготовление их к жизни остальной, в другом, большом мире до следующей реинкарнации. Неочевидны пока способы выполнения этой задачи, но только пока, немного терпения, дружище!

И, наконец, последнее в этой затянутой преамбуле. Следует мужественно понимать, что состояния: здоровье-болезнь, отдых-усталость, радость-печаль – суть и содержание любой жизни, твоей в том числе, естественные и нераздельные её стороны, её вечные ипостаси. Всё!

Начинаем разбираться с пары радость печаль

Не буду выставлять себя на посмешище, описывая радость. Бывает она общая, бывает у каждого своя. Искренняя радость идиота может быть непонятна задумчивому интеллектуалу. Злобная радость нехорошего человека вызывает желание быстрого и несимметричного ответа, особенно если не далеко от него стоишь. Короче: кому война, а кому мать родна. И только печаль одинакова в своих проявлениях:

Где-то в пустыне, в диком краю,
Сердце своё от людей утаю,
Там я узнаю мою безотрадную,
Злую, печальную участь мою.

Грустно, когда у тебя душа поэта, а никто вокруг этого не замечает, согласен. Если совсем уж одиноко, следует обратиться к Доктору, тем более что хирургического лечения в данном случае не требуется. Он постарается, обязательно что-нибудь придумает так, что само пройдёт, причём достаточно быстро. К тому же поводов для радости в человеческом смысле этого слова в артезианском мире много больше, чем для печали. В попугаях-то мы все гораааздо длинней.

Главное, не заниматься самолечением, в смысле протезированием радости: завивать горе верёвочкой, пускаться во все тяжкие, «топить своё горе в тяжелом вине» и пр. и пр. Состояние не улучшится, мало того, плохое самочувствие по утрам, дурной запах, головная боль, тревога, тоска, обязательно начнутся проблемы с администрацией, и пойдет, пойдёт движение от беды к беде и, вот уже тут она во всей красе — тяжкая медицинская проблема.

Совет: найди второго печального, вдруг начнётся движение от любви к любви. Помни, Крым – это территория любви, Артезиан – большое сердце Крыма, здесь сбываются самые невероятные мечты. Так, что-то я разволновался, минуту — вздохнул, смахнул слезу, высморкался, собрался, ну что, ползуны, ползём дальше?

Разбираем пару отдых усталость

Если я сейчас огорчу кого-нибудь до невозможности, извините. Но шила в кишке не утаишь. Экспедиция – это работа. Она разнообразна и она здесь повсюду. Она начинается до рассвета, бъёт в било и орёт дурным голосом: «На раскоооп!!!», тихо подкрадывается и шепчет: «Есть блатная работёнка…», провозглашается в виде тоста за общим столом: «В 16 часов хоз-час!», она сталкивает лбами обречённых: «Прямо сейчас разберитесь: кто сортиры моет, кто убирает территорию». Она безжалостна и сварлива: «Как это уже всё убрали!? А скважина, помойка, нижний лагерь, безобразие вокруг палаток, так, быстрее, я всё проверю». Она застаёт врасплох: «Вы втроём — за водой», «Девочки, — в распоряжение тёти Иры, прямо сейчас», и напоследок душераздирающее: «Дежурные, блин, где дрова…!!!».

Что счастье есть — короткий миг чудесный,
Забвенье, сон и отдых от забот,
(продолжение стиха в конце главы)

Почти все артезианцы представляют себе, если не всё счастье, то его начало именно так. Получается, что усталость – есть непременная составляющая счастья. Устают все, устают сильно, очень сильно. Так работать в большом мире не многим, а некоторым даже иногда, никогда не приходится. А теперь вспомни, артезианская жизнь коротка и стремительна, и в экспедиции всем и сразу (глаз намётан) отчётливо видно как человек относится к работе и что для него усталость – счастье и достоинство или повод для халтуры, нытья и словоблудия (я не могу и не буду это делать потому, что…). Есть несколько простых правил обретения подлинного счастья, настоящего уважения и здорового аппетита без дурацких фокусов и нелепых ошибок:

  • Терпи и пыхти, пока Бригадир не скомандовал шабаш.
  • Не трепись попусту и не скули, помни — тому, кто пыхтит рядом тяжелее, чем тебе.
  • Работать хорошо и работать плохо – одинаково трудно!
  • Даже из последних сил помоги ближнему, причём опять же, не болтай, просто возьми и сделай.
  • Если помогают тебе, — прими с благодарностью и помни, что помощь сейчас нужнее дающему её.
  • Похвали при всех скромного и молчаливого, поддержи уставшего, у тебя от этого кусок плоти не отвалится.
  • Если терпеть нет больше никаких сил, не хитри, не становись посмешищем, просто обратись к Доктору. Это очень серьёзный повод. Он обязательно поможет, сохранив при этом и твоё лицо, и врачебную тайну.
  • И опять, терпи и помни главное — любая твоя работа заканчивается СЕГОДНЯ!

Итак, первая половина счастья честно заработана, и ситуация начинает развиваться стремительно. Отдых – это он, злодей, отнимает всё твоё свободное время! Море смывает всё лишнее, песком заносит все страхи. Вот уже и юноши стремительны и опасны, а девушки забавны и симпатичны. Впору колоть татуировку: «Хватит думать, пора жить». Далее вечер, звёзды, всё такое… и продолжение стиха:

Проснёшься – вновь безумный, неизвестный,
И за сердце хватающий полёт.

Последняя пара: здоровье болезнь

Самая простая для изложения глава. Все артезианские (и не только) болезни делятся на четыре группы:

  • Атака на ротозея
  • Я больше не могу
  • Всё своё ношу с собой
  • Несчастный случай

Атака на ротозея

«Уж сколько раз твердили миру…»

Группа страдающих самая многочисленная. Почти все Артезианцы упорны, самоотверженны, последовательны и неутомимы. Камень, который напарник должен расколоть кувалдой, они положат себе на голову, что бы, повысив таким образом ответственность у бьющего, выполнить упражнение с первой попытки. Они без устали рыщут по всем харчевням Чистополья и Керчи в поисках того единственного пирожка (чебурека, обрезка колбасы, эксгумированной мидии, глотка липкой газировки, мутного пива, татарского (!!!) вина и т.п.), который свернёт их в бараний рог, усадит в позу орла и докажет, наконец, где энергетический центр тела у китайца. Это они фаталистически наливаются водой из грязного пластика на раскопе, а вечерами выменивают активированный уголь на модные духи, а минералку на последние российские сигареты. Они выпрыгивают из чрева Крокодила (машина такая), забывая надеть парашют как люди в чёрном!. Это они ночами баюкают свои руки, пострадавшие в кровопролитных сражениях без перчаток с камнями, лопатами и тачками. А ещё здесь в изобилии водятся хрупкие девушки, отчаянно дерущиеся в полной темноте с акациями, избивая ногами ни в чём не повинные растения. Всех Вас я совершенно искренне сильно люблю, и только поэтому я для Вас ПЕЧАТНЫМ словом повторяю сейчас эти примитивные, в сущности, заклинания:

  • Никогда не бегать на раскопе, работать медленно, монотонно и не останавливаться. Panta rhei – всё течёт, всегда в движении. Только это предохранит от позиционного перегрева, который к вечеру реализуется либо тепловым ударом, либо простудным состоянием. Головной убор и прикрытые от излучения торс и плечи сохранят здоровье, особенно в первые дни – самые опасные!
  • Вода в экспедиции – скоропортящийся продукт. Чистая, проверенная артезианская вода из нашей скважины, разлитая в мелкую тару, через 2-3 часа на солнце и… — смотри начало главы.
  • На раскопе лучше не пить совсем, если с непривычки не получается, прополощи рот ОДНИМ глотком ЧИСТОЙ (кипяченой) воды или фито-хрени, простите фито-чая, и проглоти. Этого всегда достаточно. Помни: центр жажды в мозге, а не в желудке!
  • Доверять еде полностью можно только с экспедиционной кухни. Повара — наши ангели-хранители, дежурные девочки — их помощницы. Пока они с нами, ничего с тобой не случится.
  • В Керчи питаться и напиваться только в проверенных местах (поимённо все известны испокон веков), не покупать с лотков, с рук, не зариться на экзотику и на дармовщинку, — отравят, обязательно отравят из политических или иных убеждений.
  • Не бегать по полям вне территории лагеря, только ходить. В траве живут все твои приключения. Ночью без фонаря не ходить даже на свет, на голос и на призыв, особенно ласковый, ползи, ползи.
  • После животных обязательно мыть руки. Помни: лагерь охраняется крымскими ядовитыми спецсобаками!
  • Не ждать, что пройдёт само, не лопать все таблетки, положенные в пакетик мамой, бежать срочно к Доктору, он умеет лечить быстро и эффективно (касается в том числе инфекций, передающихся половым путём) и ругается совсем не страшно. Помни, артезианская жизнь коротка, а у тебя впереди ещё вся оставшаяся жизнь, в другом мире, хочется сказать с другими Докторами, но постесняюсь, не скажу.

Я больше не могу

«Увы, мой стих не блещет новизной,
Разнообразьем перемен нежданных…»

Эта группа в основном состоит из людей, угодивших в ловушку, выстроенную своими дрогнувшими руками и душами. Однако опытные, профессиональные страдальцы, также почему-то всякий раз залетают к нам на огонёк в каждом сезоне. «Невозможно вылечить того, кто хочет быть больным» — я бы так формулировал и диагноз, и прогноз в особо запущенных случаях. К счастью, группа всегда не многочисленна, но в любой смене такие люди есть и лично у меня всегда вызывают искреннее сочувствие, но только сочувствие, без любви, уж простите. Долг есть долг, согласен, всегда готов, клятва Гиппократа, но при этом — ничего личного.

Это песня всегда в три куплета и вот начало первого: «Я не могу идти на раскоп, у меня (длинный перечень перенесенных страшных болезней), мне кажется, я и сейчас сильно болен». Второй куплет: «Я и здесь (на керамичке, на кухне, на подхвате) не могу, измерьте мне температуру». Третий куплет, через пару часов, обязательно перед аудиторией, то есть при свидетелях: «Ну вот! (торжественно и гневно) — я же говорил, смотрите – 37,1!». Самое печальное в том, что температура действительно может иметь место. Классика клинической психологии, развивающаяся последовательность психосоматических взаимодействий: дискомфорт (любой) – стресс – гипернозогнозия (эмоциональное преувеличение) — паническое состояние — дезадаптация – интеллектуальное конструирование (легендирование состояния) – крушение волевого компонента — клинические проявления — уход в соматику – болезнь. Простите за нагромождение терминологии, надеюсь – в предпоследний раз.

Уважаемые, перед тем как погрузиться в угрюмую гипернозогнозию (горькие сиротские слёзы и хоровые заупокойные песнопения) перечитайте ещё раз п. 7 из главы «Отдых-усталость», напомню на всякий случай: «Если терпеть нет больше никаких сил, не хитри, не становись посмешищем, просто обратись к Доктору. Это очень серьёзный повод. Он обязательно поможет, сохранив при этом и твоё лицо, и врачебную тайну». Добавлю к процитированному: «Не уходите в болезнь, жизнь очень велика и порой враждебна. Опыт преодоления действительно серьёзных трудностей может понадобиться в любой момент. Экспедиция – это единственное место, где ситуация «чужая сила против моего бессилия» направлена не на сокрушение человека, а в помощь ему. Кураж победителя достаётся тяжело, но зато один раз, — и навсегда!»

Всё своё ношу с собой

Когда ты решишь поехать в Артезиан, отдай себе отчёт в том, что ты меняешь географическую широту – это раз. Ты будешь жить в непривычных для тебя и достаточно суровых климатических условиях – это два. Ты будешь жить в поле, много работать, мало спать, есть малокалорийную, но тяжелую пищу – это три. Поэтому, если ты обременён хроническими болезнями, готовься к их неизбежному обострению. Однако, если твои хворобы не из списка, приведенного ниже, всегда рассчитывай на грамотную профессиональную помощь Доктора и всё будет хорошо. Вот только скрывать от него ничего не следует, бывает скорым на расправу, когда всерьёз рассердится.

С чем категорически не следует ехать в экспедицию или кто отправляется назад сразу, после осмотра и обследования независимо от пола и возраста:

  • Врождённые пороки развития органов – сердца, опорно-двигательного аппарата, почек, сахарный диабет.
  • Артриты, артрозы.
  • Бронхиальная астма.
  • Эпилепсия, эпилептиформные состояния.
  • Имеющиеся по факту клинические последствия перенесенных черепно-мозговых травм, менингитов.
  • Хронические заболевания печени, вирусные гепатиты.
  • Тяжелые формы аллергозов, дерматитов, псориаз.
  • Гинекологические болезни с угрозой кровотечений.
  • Беременность, первый триместр (до 12-14 недель).
  • Декомпенсированная сердечно-сосудистая недостаточность, стойкая артериальная гипертензия.

Несчастный случай

«Никто не может знать, что его ждёт в следующую минуту.
Ваш сосед, выворачивая из-за угла дома,
попадает вам в глаз наконечником зонта»

Беда. Сокрушительная слепая сила. Непреодолимая, внезапно возникшая сила обстоятельств. Игра случая. Вот имена несчастий, бродящих по свету и сметающих всё на своём пути. Из всего списка игра случая наиболее затруднена в реализации, благодаря огромному многолетнему личному опыту, знаниям и отношением к делу начальника экспедиции и администрации в целом.

Устройство и планировка лагеря, его функциональных подразделений строго регламентированы и имеют соответствующие положительные заключения санитарных и других административных служб на территории пребывания.

Планировка, организация раскопа и его рабочих зон осуществляется только начальником экспедиции, профессиональным археологом, имеющим общий стаж полевых работ более 20 лет.

В команде бригадиров не бывает случайных, неопытных, малограмотных, безответственных людей, не прошедших практический, чрезвычайно строгий инструктаж, не умеющих обеспечивать работы в рамках тщательно продуманной техники безопасности и взаимной страховки.

Каждая детская и студенческая группа обязательно имеет своего руководителя, обязанности, полномочия и ответственность которого согласованы и утверждены до момента отъезда.

За организацией питания, обеспечения транспортом, содержанием в технической исправности всех инструментов, агрегатов и рабочих приспособлений отвечает постоянный, профессионально подготовленный персонал экспедиции, с составом которого можно познакомиться на соответствующих страницах нашего официального сайта.

Медицинское обеспечение экспедиции осуществляется мною — Ложкиным Сергеем Германовичем, врачом общей практики с общим стажем более 30 лет, и опытом работы в неотложной хирургии, анестезиологии и реанимации. В экспедиции фактически организована амбулатория, в которой оказывается любая неотложная помощь на месте. Лабораторное обследование, сложная инструментальная диагностика оперативно проводится на базе городской больницы города Керчи в любое время.

Несчастных случаев, повлекших длительную утрату трудоспособности, не говоря уже о более тяжких последствиях, слава Богу, не было ни одного за всю историю Артезианской Археологической Экспедиции.

Заключение

У меня, многогрешного, уже давно нет никаких сомнений, где, как и с кем проводить свои летние каникулы. Обращаюсь к тем, кто первый раз читает этот текст. ААЭ – не только то, о чем я уже успел написать в предыдущих главах статьи. Экспедиция даёт возможность всем её участникам каждый день помогать друг другу, двигаться от беды к любви. В этом мире дружеская, своевременная, скромная, незаметная и всеобщая взаимопомощь – самое ценное, то, что запоминается с благодарностью и навсегда. Всё остальное то же прекрасно: море, камни, ямы и отвалы, пардон, раскопы, романтические ночи, звёзды, но всё это есть и в других местах. И только здесь, так уж сложилось, любой может научиться по-настоящему помогать людям.

Потому, что умение помогать жизни – это искусство, а умение врачевать болезни – это ремесло.


Об авторе

Ложкин Сергей Германович — доктор медицины, по специальности — торакальный хирург, имеющий за плечами более 30 лет врачебной практики и множество успешных операций. По совокупному количеству цветов, сладостей и благородного алкоголя, полученного от счастливых спасенных, мой папа, я подозреваю, и вовсе рекордсмен. Выпускник ММА им. Сеченова, лечебный факультет.

В экспедицию впервые попал впервые в 2003 году, в ААЭ. С тех пор семейство Ложкиных — желанные гости экспедиции, без лишней скромности.

За время жизни в поле Доктор Сергей Германович Ложкин успел помочь очень многим и очень от многого — его полевая практика достойна отдельного трактата, который, впрочем, лучше него самого никто не напишет. Среди жителей лагеря и членов администрации его знают как человека, к которому всегда можно придти с надеждой на понимание и помощь и не остаться разочарованным.

Алек­санд­р Лож­ки­н